У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Вверх страницы
Вниз страницы

Дворянская жизнь

Объявление

НОВОСТИ
СПИСОК НОВОСТЕЙ
Дворянская жизнь в Российской империи 1885-1886г.
.
ССЫЛКИ

список ссылок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » Санкт Петербург » А этот аглицкий лорд вовсе не так уж и прост


А этот аглицкий лорд вовсе не так уж и прост

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s8.uploads.ru/0Qs9N.jpg


Событие, случившееся в начале января 1886 года с Анатолием Петровичем Любавиным, Владимиром Петровичем Ростоцким и Павлом Антоновичем Зуровым повествует о том, как непросто вывести на чистую воду английского дипломата.

Отредактировано Анатолий Любавин (2016-04-05 23:05:45)

+2

2

Не видно ни зги. Так можно было охарактеризовать сегодняшнюю погоду. Почти ураганный ветер бесился на улицах, жутко завывал в трубах, с неприятным свистом пробивался сквозь заклеенные окна, а поднятый снег застилал вид из окна, скрывая за собой стоящие напротив здания. Внизу, казалось, всё вымерло, не стояли кареты и повозки, не было даже случайных прохожих. В такую погоду, говорят, хороший хозяин и собаку из дома не выпустит.
  В кабинете Ростоцкого было жарко. Горел натопленный камин, весело потрескивали берёзовые поленья, пламя иногда под порывом ветра пригибалось, разбрасывая по полу искры и снова, словно не желая сдаваться, устремлялось в трубу. В кабинете было накурено. Пепельница уже была заполнена окурками папирос. Привычка постоянно курить на рабочем месте уже стойко выработалась у Владимира, сидящего за бумагами, читающего рапорты и докладные от своих агентов. После ранения Любавин напрочь запретил ему участвовать в задержании и вообще рисковать собой. "Мне нужна ваша голова, Владимир Петрович, а умеющие стрелять у меня найдутся" - в последний раз сказал ему Анатолий Петрович, дав понять, что любые споры по этому поводу закончены.
  - Прохор! Чаю сделай ещё! - скомандовал он своему денщику, решив, что на голодный желудок ему совсем уже не думается. Если раньше он обедать ходил в трактир купца Тестова, то сейчас он предпочитал не отлучаться от работы даже на короткое время. Достал корзину с заботливо завёрнутыми пирожками. Ещё тёплые. Два свёртка. В одном из них татарские треугольники, с картошкой и мясом, их научились печь совсем недавно, и Владимир их полюбил. Если Анатолий Петрович или Павел Антонович намерятся зайти к нему, он прикажет испечь побольше таких треугольников. Ешь их и не замечаешь, как они тают во рту. Во втором свёртке сладкие пирожки, с вареньем.
  - Угощайся, Прохор. - Владимир выложил из корзины два треугольника и два сладких пирожка. Уже седой денщик, ушедший из службы уже после Русско - турецкой войны. Пирожки он не съест, отнесёт своей внучке, Поленьке. Одна она из всей родни и осталась. Владимир не спрашивал, что случилось с её родителями, почему восьмилетняя Пелагея осталась с дедушкой. Знал только, что он души не чает в своей внучке, и что в денщики подался только чтобы баловать свою внучку.
  Владимир прочитал очередной рапорт, не спеша жуя пирог. Один из его доверенных лиц, Крутов, завербованный им после одной из сходок, молодой рабочий на заводе. Поначалу Ростоцкий не очень уж доверял его пестрящим грамматическими ошибками рапортам, написанным грубым и корявым почерком, но впоследствии он понял, что не зря он получает деньги за свои доносы. Владимир читал о том, как собираются рабочие в квартирах, о том, что к ним поступают листовки. Это всё пока не стоило особого внимания. А вот то, что к ним приходил некий хорошо одетый человек, назвавшийся Поляковым, уже вызывало интерес.
  "Ваш то интерес, господин Поляков, какой в этом деле? Вы же авантюрист, притом политический, за вами грешков водится множество, и вы каждый раз выходите сухим из воды. Вы же давно на слуху, господин Поляков, зачем вам эти сомнительные встречи с этими сторонниками свержения самодержавия, господин Поляков? Ведь вляпаетесь здесь, не отмоетесь, цепи и каторга вам обеспечены. Знать бы, что вы там будете, господин Поляков, мы бы жандармов прислали к вам. А сейчас что, показания рабочего против ваших слов, и ничего не выйдет. и снова вы посмеётесь над царской охранкой. Нет, погодите, мы Божьей милостью ещё доберёмся до вас".
  Именно Поляков, в этом нет сомнений. По описанию проходит. Почему он назвался своей настоящей фамилией, а не каким нибудь Череззаборногузадерищинским? Владимир не спеша дожёвывал треугольник, размышляя над донесением. Задумчиво отложил листок в угол стола и взял папку с рапортами наружки. Вытер жирные пальцы и принялся перебирать листки. Хм... снова Поляков? А вот рапорт филера едва не заставил Ростоцкого поперхнуться чаем. Молодцы, конечно, что так оперативно взяли Полякова в наблюдение. Вспомнилось, как ему звонил Крутов со склада, докладывая о Полякове, как он спешно бросился в кабинет Зурова с вопросом "Павел Антонович, нет ли у вас кого сейчас в том районе"? Похоже, Зуров не растерялся. А вот визиты Полякова к одному из людей Бершье, если его и не удивили, то прямой визит в дом Оболенских... Уж не тех ли, чья дочь сбежала с атташе в Италию? И есть ли что общее? Поляков, Бершье, Оболенский... гм...
  Абсолютно разные люди. Связующий Поляков. А может они и не знают друг о друге? Знают. Как он бесился, лорд Бершье, когда дочь Оболенского сбежала в Италию. И при чём тут Поляков? Всё вроде яснее ясного, но что то не складывается мозаика.
  Собрав всё, касающееся недавних размышлений, в одну папку, Владимир снова подозвал Прохора.
  - Осведомитесь, милейший, у себя ли Анатолий Петрович, и доложите, что Ростоцкий приёму просит. - сказал он, так и не приступив к сладким пирожкам. Наконец, Прохор вернулся, сказал, что "велено просить". Владимир вышел и решительно направился в кабинет Любавина. Надо бы и Зурова пригласить в кабинет, тут слишком много малопонятных совпадений.

+3

3

Январь... "Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя"... Другое в голову не лезло, глядя на непогоду, которая творилась за окном... Не хотелось сегодня ехать на службу, и все же пришлось оторваться от спящей на его плече Натали, вылезти из теплой постели, велеть подать мундир, сесть в экипаж и ехать в особый отдел... Натали, его молодая жена, уже смирилась, что его превосходительство изволит пропадать на службе целыми днями. Натали... Ох эта мода на французское произношение имен в свете, популярное даже сейчас... Но он пошел навстречу молодой супруге, Наталье Алексеевне, записной светской львице, и потакал ее капризам. Иногда сопровождал ее на светские рауты, редкие в то время балы (Царь не был любителем светских развлечений, и по этому поводу имел легкие разногласия с августейшей супругой, его любимой Минни, женщиной живой и остроумной, а Любавин разделял взгляды Государя почти во всем, кроме брака, ибо не сохранил верность памяти покойной жены, и Натали посему не показывалась при дворе). Но когда дело касалось службы, он был строг и суров. Наталья очень бы хотела, чтоб супруг больше времени уделял ей, ей нравился ее солидный и влиятельный муж, при том, что Анатолий Петрович попросту отдал дань известной поговорке про седину в бороду. Любавина расстраивало то, что дочь, Настенька, совершенно не желает новую женщину в доме. Настя помнит маменьку и любит ее, и ее закономерно обижает, что у отца новая женщина. В любом случае он не позволял своим женщинам как-то показывать их отношение к его работе, как бы это ни было неприятно. Если в семейном плане вина за сложившуюся ситуацию целиком на нем, то вопросы работы в его доме были необсуждаемы. Он мог среди ночи сорваться в отдел, если получит телеграмму, скажем, от Зурова. И это должны были терпеть без вопросов.
  А срываться было ради чего. А то и вовсе не отлучаться от работы без особой надобности. Участились рапорты о сходках рабочих на заводах, его ближайшие помощники уже высказывали версии о возможном появлении новой группы народовольцев, напряжение чувствовалось во всем департаменте. Он велел Ростоцкому и Зурову проверять всю поступающую информацию, и регулярно докладывать обо всем, буде обнаружится что-то новое.
  Сегодня, видимо, что-то случилось, когда Прохор, денщик Ростоцкого, доложил, что что Владимир Петрович просит приему.
  - Просите, - заинтересованно-напряженно сказал Анатолий Петрович, и встал навстречу вошедшему. - Здравствуйте, Владимир Петрович. Присаживайтесь, голубчик. Что у вас?
  Он не жалел, что ограничил деятельность Ростоцкого кабинетной работой. После того случая, когда Владимира Петровича ранили при задержании бежавшего преступника, он запретил ему рисковать. Тогда был долгий разговор, спор, но Любавин закрыл вопрос, сказав добрым тоном, но твердо: "Мне нужна ваша голова, Владимир Петрович, а умеющие стрелять у меня найдутся". Поэтому вся рискованная работа легла на плечи (и ноги) агентов. В любую погоду и при любых условиях. Что-то они такое узнали, раз Ростоцкий с таким рвением запросил приема. Любавин смотрел на него, весь обратившись в статую внимания.

Отредактировано Анатолий Любавин (2016-04-16 01:33:54)

+2

4

- Да, Анатолий Петрович. Тут такое заварилось, я просто обязан донести до вас. Вот почитайте рапорты и докладные, которые я отобрал из всей стопки. - Владимир Петрович принялся раскладывать бумаги перед Любавиным, касающиеся и лорда Бершье, и князя Оболенского, и Полякова, и других. Вроде разрозненные звенья, которые никак не могут быть звеньями в одной цепи, но, как ни парадоксально, они как то взаимосвязаны. И, если в памяти сохранился ещё скандал англичанина насчёт сбежавшей дочери князя, то каким боком они причастны оба к недобитым народовольцам и космополиту Полякову? И что вообще заставило приехать из за границы Полякова и наведаться лично к Оболенскому? И как светлейший князь связан с теми, кто жаждет перемен в обществе, устраивая взрывы? Тут такое складывалось, что само по себе никак сложиться не может. Но факты есть факты. Очевидное и невероятное, они рядом. Вот в этих самых докладных. И как тут наведываться к Оболенскому, к Бершье? Это вам не очередную студенческую сходку накрыть по донесению.
  - Я бы, Анатолий Петрович, пригласил бы и господина Зурова, его молодчик изрядно постарался.
  Один на один Владимир ещё мог позволить себе давать Любавину советы. Не при посторонних. Не сметь ронять авторитет действительного тайного советника. Равными можно быть разве что в бане, когда можно на короткое время забыть о чинах и званиях, сидеть после парилки, завернувшись в простыни и потягивая свежее пиво. И поговорить о чём угодно, но не о работе.
  И, пока Павел Антонович не явился пред светлыми очами генерала, можно перекинуться парой слов, сменить тему. Незачем раньше времени строить догадки. Придёт Зуров, тогда уж и о работе снова. Обсудить совпадения, послушать, что предложит Зуров, что скажет Любавин, наружку ли ставить перед домами Оболенских и Бершье, или пора Ростоцкому вновь думать, кого и как можно завербовать из чьего либо окружения.
  - Спасибо, вашими молитвами, все здоровы. Маргарита Степановна вот вот родить должна.
  Снова молчание. Куда ж денщик запропастился, не мог же он сгинуть по дороге. Зуров точно не стал бы медлить, узнав, что его вызывает к себе лично начальник департамента. "А однажды, господа, я управлял департаментом" - вспомнились Владимиру слова Хлестакова. Он побывал на этой комедии, о которой можно сказать, что до сих пор злейшей насмешки над чиновниками не было. Весь город принял молодого приглуповатого и пустяшного чинушу за ревизора. Начал рассказывать, как он пишет сочинения и закончить тем, как его должны произвести в фельдмарш... актёр в тот момент столь комично взмахнул руками и упал в распростёртые руки толстого городничего и не менее толстого Земляники, Ляпкин-Тяпкин тоже подхватил тогда Хлестакова. А потом городничий начал "авв вва вва вва"...
  - Лабардан... лабардан... - вслух сказал Владимир, осёкся. - Я так, о своём, Анатолий Петрович.

+3

5

- Да, Анатолий Петрович. Тут такое заварилось, я просто обязан донести до вас. Вот почитайте рапорты и докладные, которые я отобрал из всей стопки.
   - Благодарю. - Любавин взял документы и стал смотреть все внимательно, поглядывая на собеседника. Из разрозненных кусков фактов гипотетически выстраивалась очень нелицеприятная картина. Связь лорда Шеффилда с Оболенским, с Поляковым и народовольцами? Странно. Более чем странно, и наводило на очень нехорошие мысли. Шеффилд этот - видный дипломат из свиты посла Мориера, общая политика Англии была Любавину вполне понятна еще после Русско-турецкой войны, он помнил реакцию Англии на Сан-Стефанский договор. Понятно, что англичане ищут способа отыграться и навредить России. И если связь с Поляковым и народовольцами, которые начали опять поднимать голову, как-то еще можно понять: задача Англии сейчас развалить опасное и сильное государство изнутри, помощь подобным движениям врагам России только на руку, и тут понятна даже связь с Поляковым. А в чем связь князя Оболенского со всем этим змеиным клубком? Чем отважный русский офицер, герой Русско-турецкой войны, генерал, мог связать себя с подобными людьми? Ведь это тогда похоже на государственную измену, если догадка Любавина верна, и сей князь как-то сотрудничает или покрывает заговорщиков. Не хотелось бы верить... Ох, не хотелось... Но, он вспомнил последний скандал, связанный с этим лордом: что он сватался к дочери генерала, и помолвка расстроилась, Кира Сергеевна сбежала с атташе в Венецию. Да... Потому и сватался, что Оболенский связан с лордом, с его интригами. Но что в доме Оболенского забыл Поляков? И знает ли Оболенский, кто собственно этот космополит и авантюрист Поляков? Если знает, тем более налицо связь с изменниками и врагами России.. Плохо. Очень плохо. Он помнил Оболенского, видел его на приемах, бывал в городском доме Оболенских, в имении... Измена фактически налицо... Но - не верилось...
  - Владимир Петрович, - он поднял глаза. - Налицо то, что может стать позором для чести офицера России, если я окажусь прав... Не хотелось бы верить. Но не хватает некоторых деталей, которые надо бы прояснить. В первую очередь - что может связать лорда Шеффилда с Оболенским и Поляковым. Есть недостающие звенья.
    - Я бы, Анатолий Петрович, пригласил бы и господина Зурова, его молодчик изрядно постарался.
    - Вы правы. - Любавин позвонил. - Вызовите сюда срочно господина Зурова.  Как ваша прекрасная супруга?
     - Спасибо, вашими молитвами, все здоровы. Маргарита Степановна вот вот родить должна.
     - Поздравляю, - Любавин радовался всем хорошим событиям у своих подчиненных, и до сих пор помнил, как они его принимали у себя, когда он разрушил идиллию молодой пары и буквально шантажом выдернул Ростоцкого на службу. Он удивленно поднял бровь на слова Владимира:
    - Лабардан... лабардан...  Я так, о своём, Анатолий Петрович.
    - Ничего, - улыбнулся Любавин, - Не хотите ли горячего чаю, Владимир Петрович? Бодрит. - непогода не унималась, на улице от этого было темно, метель навевала тоску. Хотелось домой, под теплый плед, и читать Тургенева или Гоголя. На такое дело требует напряжения всех сил... и эта непогода была под стать мрачному настроению действительного тайного советника.

Отредактировано Анатолий Любавин (2016-05-02 19:19:30)

+3

6

Зуров принимал рапорты от филеров. В запорошенных снегом тулупах и полушубках, с обветренными лицами, молодые и старые  они стояли вдоль стены в обычных позах: расставив ноги и заложив руки за спину. Мерцающий свет лампады  бросал пляшущие блики на позолоту иконных окладов. С иконы на филеров сурово взирал небесный покровитель полиции архангел Михаил. Византийский лик Архистратига был серьезен, выражение лица у него у него было сложное. Казалось стаж райских врат вот-вот сурово нахмурит брови и погрозит огненным мечом: «Ну что, сукины дети, сволочи, гороховые польта, зевать? Зевать, мерзавцы? Я вас!».
Впрочем, начальник наружного наблюдения Департамента Павел Антонович Зуров был настроен не менее сурово. Он распекал средних лет топтуна, по виду почтенного старовера с солидной бородой:
-Ну что Елпидофор Светозарович, змея бородатая, до скольки ты ждал «Кулика»? (Кулик это была кличка «объекта», в совокупности с Волком, Умным, Заклепкой, Быстрым, Галкой) До одиннадцати, говоришь, филин сдутый? А мне старший доложил, что после семи вы наблюдение сняли и проворонили, козлы дремучие. А у Кулика было интересное свидание с приезжим из Москвы. А вы где сидели, дурочкины полюбовники? В кабаке водку пьянствовали за казенный счет, так? Броду ты выкохал Елпидофор, да толку что. У козла тоже борода, а он все-таки козел. Поди сюда, чертополох ушастый.
Побагровев Зуров сгреб рукой физиономию соглядатая и без гнева навешал пару-тройку зуботычин.
- Виноват, так правду и скажи, но не ври, не ври мерзавец – и ткнув ещё пару раз Зуров уже добавил спокойно: По пятерке штрафу обоим, а на следующий раз вон, прямо вон, не ври! На нашей службе врать нельзя. Не доделал — винись, кайся, а не ври!"
Тут дежурный жандарм доложил что Зурова вызывает к себе начальник Департамента. Ротмистр поднялся, бросил через плечо филерам:
- Ваше счастье, что начальство вызывает, а то бы я вас, канальи, на котлеты разделал и выплюнул. Ждите.
Миновав темный гулкий коридор Зуров толкнул тяжелую дубовую дверь.
- Вызывали, Ваше Превосходительство?- Зуров взял под козырек и щелкнул шпорами.

Отредактировано Павел Зуров (2016-05-04 18:06:07)

+3

7

- Вызывали, Ваше Превосходительство?1.
Любавин смолчал на неверное обращение к нему не по рангу, он не раз замечал это за Зуровым, но пропускал, раньше делал замечания, а потом привык.
Да сейчас и не до этих рангов, дело слишком серьезное, чтоб вспоминать о чинах. Анатолий Петрович взял принесенные Ростоцким бумаги, и сказал:
  - Господин Зуров, хотелось бы услышать ваше мнение насчет этого. Есть сведения, что ваши молодцы хорошо поработали в этом направлении. Что вы можете доложить?
  Сурово, официально. Наедине он мог называть подчиненных по имени-отчеству, париться с ними в бане, травить анекдоты, веселиться, охотиться, а сейчас - оперативное совещание, посвящено оно возможной угрозе России, ни больше, ни меньше. Да еще странное поведение Оболенского, тем более странные визиты Полякова... Но пусть оба сообщат побольше информации, а потом уже делать выводы и давать распоряжения.
  - Так.. Господа... Вы оба это читали. Кто что может сказать об этих визитах господина Полякова к князю Оболенскому? Какая здесь связь? Слушаю ваши версии.
   Сейчас он все заслушивает. Строг, подтянут, решительно шагает по кабинету из угла в угол, и внимательно слушает обоих вытянувшихся перед ним офицеров, как генерал армии в ставке. Его правило: сначала выслушать всех, затем делать выводы, которые пока неутешительны. Шеффилд-Поляков-Оболенский... Очень не хотелось бы, но если измена Оболенского будет доказана, князя ждет как минимум Сибирь. Но сейчас он слушал обоих и думал... Связь лорда с заговорщиками - уже повод для тревоги, а измена Сергея Илларионовича - это вообще конец. Немыслимое дело... Генерал, герой войны - и такая измена? Любавин этому верить не хотел. Сейчас от слов Зурова и Ростоцкого будет зависеть его решение, и возможно, чья-то судьба. Надо будет попробовать взять этого Полякова в оборот и через него выйти на Оболенского. Но дальнейшие действия будут зависеть от того, что он сейчас услышит от Зурова и Ростоцкого.

_______________________
1.Уже неоднократно замечена описка в постах г-на Зурова. Анатолий Петрович Любавин является действительным тайным советником, и согласно Табели о рангах, к нему следует обращаться Ваше Высокопревосходительство. Превосходительство - ранг ниже. Читаем раздел матчасти.

Отредактировано Анатолий Любавин (2016-05-14 19:00:24)

+3

8

  - Версии? Да у меня пока те же самые сведения, что и у вас, ваше высокопревосходительство, и я бы не взял на себя смелость что то утверждать сейчас. Господа, времена нынче не те что прежде, вчерашние крепостные фабриками владеют да заводы строят, и чтоб дворянин - отдельно, простолюдин - отдельно, закончились те времена.
  Его отец так и не приспособился к новым временам и новым порядкам, когда крестьян нельзя было силой держать на земле. Подались все в города в поисках лучшей, столичной жизни, имение стало пустеть... Если бы не удачная женитьба вкупе с деловой хваткой, так и стояло бы имение Ростоцких запустелым и разорившимся. Это сейчас крестьяне пашут на землях, взятых в аренду, и управляющий перенял уже готовую работу, а сам Владимир отправился в столицу служить и дальше в Особом отделе.
  Конечно, Владимир несколько идеализировал ту жизнь до отмены крепостного права, и до сих пор, несмотря на своё пребывание в Англии и созерцание прежде всего революции научно - технической, был уверен, что русского мужмка нельзя было вот так освобождать, но и держал свои взгляды в тайне. Тогда сам император, Александр II Николаевич, решил, что пора. Пора...
  - И что же думать нам, господа? Принять господина Оболенского за очередного декабриста наших дней, готового выйти на площадь с призванием отречения? Тогда, если он, конечно же, состоит в некоем, неизвестном нам, тайном обществе, нам просто необходимо установить за ним тайную слежку. За господином Поляковым... тот тип скользок больно, узнает, что следят за ним, спугнём ещё... впрочем, это уже не моя вотчина. А вот с мистером Шеффилдом, что так же фигурирует в записках, я бы сблизился с преогромным удовольствием. Посмотреть бы, кто там служит - работает у него... может, кого и привлечём к доносам. Только аккурат это надо. Окажется доносчик слишком болтливым, не только спугнём, но и скандал будет. Мне тогда только погоны спарывать да сидеть до конца жизни затворником в имении.
  Не то что Владимир против и такого исхода, жизнь в имении его вполне устраивала. Но он присягнул, заново ступая на службу, и служить готов до конца. Тем более, не самая рискованная работа, в Англии было куда больше риска. "Презренный шпион", как он иронично представлялся иногда до сих пор. Под пулю успел попасть один раз, вернувшись, перепугал Маргариту, а у неё уже тогда округлился животик.
  - А моё дело тут - постараться аккуратно побеседовать с прислугой из дома Оболенских, может, и разузнаем всё. А далее пока, простите, всё вилами на воде писано.

+3

9

-Я согласен с его сиятельством, что-то рано пока утверждать. - согласился с Ростоцким ротмистр- Моя наружка зафиксировала регулярные встречи Полякова с подданным британской короны сэром Далтоном и князем Оболенским. Но, господа, нет такого закона, запрещающего людям из хорошего общества встречаться. Сам Поляков дворянин хорошего рода, журналист, человек светский и богемный, вполне принятый в обществе. Мистер Чарльз Далтон инженер путеец, служащий акционерного общества железных дорог, пересекаются они в петербургском шахматном клубе, но, насколько мне известно, запрета на игру в шахматы в обществе не было, так что…- Зуров развел руками- То, что при этом мистер Далтон общается с соотечественниками из английского посольства вещь естественная и английского посла поймать на этом трудно, Поляков общается с Далтоном, а не с ним. Как говорил наш елецкий урядник: если я супругу нашего дьякона в отсутствие мужа навещаю, это не значит, что я у дьяка хозяйство веду.
За окном январская вьюга бросала в окно пригоршни колючего снега, свистела и завывала метелью. Эх, сейчас бы набросить на плечи теплую зимнюю шинель и сидеть у печи глядя как пляшут языки пламени, медленно прихлебывая горячий чай с мятой.
-А вот какая может быть связь Оболенского, Далтона и Полякова- Зуров потер переносицу- нууу, с учетом что у английского дипломата Шеффилда расстроился брак с дочерью Оболенского, там многое можно предположить. Шеффилд что-то выясняет, улаживает, возможно сводит счеты, но, чтобы не светиться, поскольку история скандальная, пользуется услугами посредников. Но это политические интересы не исключает: там все возможно: шантаж, подкуп, генерал Оболенский фигура значительная. Так что я поддерживаю мнение Владимира Петровича что надо осторожно все разузнать. Как ни будь пересечься в обществе с Поляковым и Далтоном, разузнать у прислуги, только аккуратно, чтобы не спугнуть.

Отредактировано Павел Зуров (2016-05-27 17:43:24)

+3

10

Любавин и сам боялся что-то утверждать. Ростоцкий прав: все еще вилами по воде писано, хотя неприятные подозрения все же оставались. Предположение Владимира насчет декабриста звучало дико, да и вроде не те сейчас времена, да и идеи, которые в то время оседали в неокрепших умах, оседали в умах скорее тех, кого можно назвать разночинцами, хотя представителей дворянства из хороших семей вроде того же Полякова в их рядах тоже хватало. Это та самая либеральная интеллигенция, зараженная французскими, немецкими и английскими идеями... Но все равно связь Оболенского с такими личностями очень тревожила и настораживала.
  - Голубчик, - обратился он к Владимиру. - надо бы действительно попробовать сойтись с мистером Шеффилдом. Аккурат - да, потому и доверю вам это дело, верю, что вы справитесь. И верно, постарайтесь побеседовать с прислугой господ Оболенских.
   Зуров и вовсе выбил его из колеи. Получается, Поляков действительно наносил визиты Оболенскому, и еще какому-то Далтону, видимо, из свиты этого Шеффилда. Надо проверять. Почему с Далтоном, а не Шеффилдом, понятно: не будет такое крупное лицо из свиты посла Мориера* компрометировать себя подобными связями. А инженер-путеец другое дело, он просто служащий в акционерном обществе, с него и спрос другой. Все укладывалось в одну большую конспирацию, какую-то шпионскую сеть. И с предложением обоих он был согласен: нужно сейчас все осторожно выяснить, не возбуждая у заговорщиков подозрений.
  - Вот и выясните. Владимир Петрович, займитесь Оболенским и Шеффилдом, если возможно - и Далтоном. Господин Зуров, тоже возьмите в разработку все передвижения Далтона, Полякова и Оболенского. Важна любая встреча, любой жест, любое передвижение. Также важна любая информация из вышеуказанных домов, поэтому узнайте все, что возможно, но будьте осторожны, постарайтесь не вызвать даже малейших подозрений. Через неделю жду доклад от обоих о результатах в этом кабинете. А пока вы свободны, господа.
    Любавин был сейчас собран, как генерал перед боем. Наверно, так же чувствовал себя Оболенский, когда на войне перед важным сражением собирал военный совет, другие сравнения как-то даже не лезли в голову. Отпустив подчиненных, он задумчиво опустился в кресло, и еще раз перечитал все последние донесения. Настроение было испорчено, но сейчас хотя бы появился повод проявить себя в настоящей работе. И что в конце концов выяснится, покажет время.
______
  *Мы уже говорили, что Шеффилд не посол, а видный член английского посольства. Все послы перечислены в соответствующих справочниках, и заменять фамилию посла я бы не стал.
И предлагаю следующую встречу отыграть в этой же теме.

+2

11

- Господа, господа, позвольте выскажу ещё соображения!
  Владимир постарался завладеть вниманием Любавина и Зурова, вспомнив свои лондонские приключения. Тогда российская воровка и мошенница, в обмен на документы, передала ему письма английского дипломата, полученные от турецких визирей или как их там принято называть. О планах Англии ввязаться в войну в случае осады города, некогда бывшего вторым Римом. После этих писем пришлось срочно бежать из Англии. Но, когда начались дипломатические переговоры, русские дипломаты были готовы к заявлениям Англии. И, как во время Крымской войны, европейских дипломатов удалось убедить пойти на уступки благодаря тому, что сухопутные войска успешно осадили две важных турецких крепости, точно так же - несколько русских корпусов тогда были готовы выступить вглубь Османской империи, втянув, таким образом, Англию в затяжную войну, а там, кто знает, чем обернётся для англичан переброска новых кораблей под Стамбул... много тогда не выиграли, но Турция официально признавала себя побеждённой стороной, выплачивала контрибуцию, а русский солдат возвращался победителем. Письма тогда сыграли свою роль.
  - Я так думаю, господа, за самим Шеффилдом, Далтоном, да и господином Оболенским нет большого резона устанавливать слежку. Если даже они и состоят в некоем тайном обществе, и плетут себе паутину заговора, то вряд ли они выдадут себя до нужного момента. Арестовывать их за то что они играют в шахматы, проводят время на раутах, и только на основании подозрений ну никак нельзя. И вспомним, господа, времена императора Александра I. Заговорщики никак не проявляли себя, пока не случился удобный момент, тогда они и вышли на Сенатскую площадь. Императорская канцелярия так и не вышла на след тайных обществ в своё время. Заговорщики никак не проявляли себя.
  Владимир сразу начал предположения с худшего. То, что цель заговорщиков - свержения императора.
  - А вот вам, Павел Антонович, что следует сделать - установить негласную слежку за прислугой. Посмотреть на их пристрастия. Кто то, может, любит играть в карты или ходит в дома терпимости. Или навещает родственников, попавших в беду. Или ещё что то такое, на что можно подцепить человека. Посмотреть, кто нуждается в деньгах, или в помощи иного рода. Вот такого человека я уже и буду вербовать для доносов. Или буду убеждать, чтобы выкрал для нас письма от господина Шеффилда. Дерзко это, господа, но это самый верный выбор. Я, по крайней мере, дорого бы дал за возможность почитать его переписку. Но я должен знать, кому можно поручить кражу столь важных бумаг и знать, что я не окажусь, простите, по шею в дерьме. Как смотрите, ваше высокопревосходительство, на моё предложение установить наблюдение за прислугой? И, Павел Антонович, дело серьёзное, филеры толковые нужны.
  Владимир, проходя мимо кабинета Зурова, периодически слышал, как он распекает своих подчинённых. Сам он обычно действовал по другому. Чтобы убедить доносчиков исправно исполнять свою работу, приходилось убеждать, искать подход к каждому человеку, разговаривать, держа руки в карманах и не повышая голоса. Предлагать чаю. Но тогда был и эффект.
  Владимир посмотрел в окно. Там по прежнему бушует вьюга, не видно, как писал поэт, ни зги.

+2

12

Любавин уже хотел отпустить подчиненных, и опустился за стол разбирать бумаги и изучать, что ему принесли Ростоцкий и Зуров, когда Владимир задержал всех:
   - Господа, господа, позвольте выскажу ещё соображения!
   - Да-да.
Любавин кивнул и настороженно и внимательно стал слушать.
   - Я так думаю, господа, за самим Шеффилдом, Далтоном, да и господином Оболенским нет большого резона устанавливать слежку. Если даже они и состоят в некоем тайном обществе, и плетут себе паутину заговора, то вряд ли они выдадут себя до нужного момента. Арестовывать их за то что они играют в шахматы, проводят время на раутах, и только на основании подозрений ну никак нельзя. И вспомним, господа, времена императора Александра I. Заговорщики никак не проявляли себя, пока не случился удобный момент, тогда они и вышли на Сенатскую площадь. Императорская канцелярия так и не вышла на след тайных обществ в своё время. Заговорщики никак не проявляли себя.
   - Кстати, это правда. - мрачно подтвердил Анатолий Петрович. - Мерзавцы эти очень хорошо маскируются, и не в их интересах выдавать себя до поры. И в этом состоит слабость нашей работы, господа. Все проявляется в самый последний момент.
   Любавин вспомнил заговорщиков 1825 года, суровое время Николая Первого, и то, как вели себя тогда те, кого потом назовут декабристами. Действительно, они ничем себя не проявляли. Вели себя как самые обычные светские господа, посещали рауты, участвовали в светских развлечениях. Теперь они герои в глазах иных слоев интеллигенции, им сочувствовали лучшие умы общества, даже сам Александр Сергеевич писал: "Во глубине сибирских руд храните гордое терпение"... Для Любавина эти люди были не более чем государственными изменниками, и он разделял мнение о них своего исторического предшественника Бенкендорфа. Долго сие дело было секретным, о нем не писали до распоряжения Александра II. А зря. Публикация только подлила масла в огонь, отравляя и без того некрепкие умы... А подозрений в этом деле всегда недостаточно для того, чтобы предпринимать какие-то активные действия. Любавин стал еще более мрачен, осознание своего бессилия перед конспираторами его угнетало. С другой стороны, ведь уже выявлено появление Полякова на каком-то собрании на квартире рабочих... Значит, не все еще потеряно, и этих голубчиков в конце концов удастся поймать с поличным... А вот с Оболенским и англичанами все куда сложнее. И тут он ничего не возразил, когда Владимир осмелился дать дельный совет своему коллеге Зурову, в конце концов, они собрались здесь для совещания.
   - А вот вам, Павел Антонович, что следует сделать - установить негласную слежку за прислугой. Посмотреть на их пристрастия. Кто то, может, любит играть в карты или ходит в дома терпимости. Или навещает родственников, попавших в беду. Или ещё что то такое, на что можно подцепить человека. Посмотреть, кто нуждается в деньгах, или в помощи иного рода. Вот такого человека я уже и буду вербовать для доносов. Или буду убеждать, чтобы выкрал для нас письма от господина Шеффилда. Дерзко это, господа, но это самый верный выбор. Я, по крайней мере, дорого бы дал за возможность почитать его переписку. Но я должен знать, кому можно поручить кражу столь важных бумаг и знать, что я не окажусь, простите, по шею в дерьме. Как смотрите, ваше высокопревосходительство, на моё предложение установить наблюдение за прислугой? И, Павел Антонович, дело серьёзное, филеры толковые нужны.
  - Одобряю, и не только, считайте, что у вас есть мое распоряжение. - ответил действительный тайный советник. - Постарайтесь найти человека, у которого могут быть какие-то слабые стороны, и не скупитесь в оплате сведений. Павел Антонович, тоже не подведите, голубчик.

+1


Вы здесь » Дворянская жизнь » Санкт Петербург » А этот аглицкий лорд вовсе не так уж и прост


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC