Вверх страницы
Вниз страницы

Дворянская жизнь

Объявление

НОВОСТИ
СПИСОК НОВОСТЕЙ
Дворянская жизнь в Российской империи 1885-1886г.
.
ССЫЛКИ

список ссылок

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » Санкт Петербург » Немного высокого искусства


Немного высокого искусства

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

--


Событие, случившееся 30 сентября 1885 года с Надеждой Юсуповой, Анатолием и Анастасией Любавиными повествует о посещении премьеры оперы "Кармен" и его последствиях для мировоззрения молодой девушки.

Отредактировано Анатолий Любавин (2015-12-17 19:38:01)

+1

2

Любавину совсем не улыбались иные капризы дочери, но он не мог ей прямо отказать. Ранее он также пошел ей навстречу, позволив мадам Дюкло учить ее танцам в домашних условиях. Он не хотел, чтобы дочь действительного тайного советника училась хорошим манерам и получала образование так, как это было принято всегда. В гимназиях и женских институтах ей могли привить совсем не то, что он хотел бы видеть в своей дочери, тем более что там ее могли заразить очень вольнодумными и либеральными мыслями. Ему, как и Государю, предпочитавшему русское зарубежным веяниям, хотелось бы привить дочери любовь к русской литературе, живописи и театру. Впрочем, учитывая, что уже тогда начал зарождаться союз России и Франции, Любавин терпел в доме французскую преподавательницу и страсть дочери к балету. Ему самому нравились балетницы, а с госпожой Александрой Павловной Легат у него даже были свои дела по службе. Но все же балетницы - выходцы из класса разночинцев, и он считал негожим для дочери потомственного дворянина подобное занятие.
  Все же он уступил Насте, и появился на премьере русского представления известной оперы господина Бизе "Кармен" в Мариинском театре. Перевод Горчаковой ему нравился, хотя сам сюжет, все эти страсти Хозе, Кармен, Микаэлы и других, он считал не подходящих для добронравия едва вступающей в свет невесты. Все же он уступил. Он и сам грешен, а лишать девочку счастья лицезреть прекрасную оперу - тоже он не считал правильным. Вот Константин Петрович Победоносцев наверняка  мог очень сильно протестовать против оперы, и Анатолий Петрович ожидал, что этот человек, о котором сказано, что он "над Россией простер совиные крыла", все сделает, чтоб оперу прикрыли. И все же он явился на премьеру. С дочерью и с супругой, с которой при дворе, впрочем, не показывался. Государь был строг по части нравов, даже при уважении к преданным ему людям.
  Народу было еще не очень много, но ложи уже заполнялись. Экипаж ждал их у крыльца, гардеробщики принимали шляпы и цилиндры, люди прибывали.
  - Мы, кажется, одни из первых, - заметил он Насте, наблюдая тайком за дочерью и происходящим.

+1

3

О, да, Господи! Эта прекрасная опера! Эта музыка, я столько слышала о ней, но я не слушала ее самое! Наконец-то, наконец-то справедливоть восторжествует! Только бы батюшка не передумал, не отказался в последний момент!.. Я общество Натальи Алексеевны даже готова выдержать. Я-то сяду поближе к сцене на нашей ложе. А вот ее он усадит наверняка рядом... Как он не понимает, что ничто не заставит меня с ней разговаривать, даже чистейший восторг от представления!
И теперь-то меня все будут знать, все обращаться не как к дочери Анатолия Петровича, как прежде, а именно ко мне. Теперь, когда я выведена в свет официально... Боже, теперь я невеста... Всё будет иначе, да? Господи, маменька, как же мне тебя не хватает!!!
Траур неуместен был и на именинах... И вот сейчас. Но я не изменила темному, пусть все занют, что я помню маменьку и не разделяю жизнеутверждающих позиций отца! Да, цветовая гамма моего бархата едва заметно светлеет. Если на именинах я была в платье цвета темного шоколада, то теперь я в буро-бордовом, да и шелковые вставки на рукавах заметно освежают образ угрюмой падчерицы. И тем не менее, глядя на яркий, богатый наряд Натальи Алексеевны не остается сомнений в том, кто из нас молодится. Когда я спустилась вниз, ликованию моему не было предела, ведь ее конфуз не укрылся от нашего с отцом внимания. И кто же признан был виновным, вы думаете? Ха, конечно же не она! Один Бог ведает, сколько сил мне понадобилось, чтоб не взорваться еще до кареты. Всё ради оперы, ради возможности услышать наконец, эту чудесную музыку, увидеть, наконец, мою возлюбленную Славину, Ольгу которой я так до сих пор и не слыхала. Но это всё впереди, сначала Кармен...
От отца не укрылось, что я всю дорогу так и не взглянула в лицо его спутницы. Но он должен знать, что в обществе я умею себя вести. Меня воспитывала мама, а значит, всё будет гладко. Все ее попытки заговорить и поддержать беседу выглядят неубедительно. Мне даже ее становится чуть ли не жалко в какой-то миг слабости. Нельзя всю злобу изливать на ее одну. Отец виноват больше.
Я первая вошла в театр. Озноб восхищения охватил меня, заставляя содрогнуться от почтения к этим великим стенам и искусству, которое в них сотворяется.
- Да, и правда, - еле вымолвил мой рот, набирая воздух. Оглянувшись по сторонам, я заметила, что папа прав. Да какое, в сущности, мне дело до зрителей? Главное, что мы не опоздали. Главное, чтобы спектакль не отменили.
Нам пришлось подойти к некоторым знакомым, кто-то подходил к нам, неизменно улыбаясь. Все похвалили мой наряд и наряд моей мачехи, все изысканнейшим образом избегали сочувственных тем. Даже почти поздравляли меня с обретением дополнительной женщины в доме. Что ж. Не думаю, что я в праве осуждать их.
Еще до первого звонка за окнами пошел сильный дождь. Да, зрителей набралось уже достаточно, чтобы не говорить о неуспехе русскоязычной премьеры. Я слушала все-все сплетни, касающиеся постановки. Все так сильно нахваливали предшественницу Славиной на этой сцене, что мне стоило больших трудов не отвечать им едкими выпадами.
И всё-таки я была безмерно счастлива войти снова в этот источающий свою любовь ко мне зал. Мороз по коже, резкий выдох и внезапное желание подлететь к самому краю ложи, чтобы он понял, почувствовал, что я тоже скучала...
- Здравствуй, - одним губами прошептала я бордовому занавесу, рампам, партеру, той глухой и осторожной суете, чувствующейся на скрытой пока от нас сцене.
Второй звонок.
- Господи, что же там за декорации? Их так хвалят... - обращаюсь я к отцу, чувствуя, как от волнения закладывает уши и едва слыша свой собственный ослабевший голос.

+1

4

- Дивно, как хороша, - Анечка Юсупова перевела взгляд с белоснежной перчатки, которую разглядывала придирчиво, словно пытаясь найти в ней изъян, на старшую сестру и молоденькую горничную, которая только что закончила одевать старшую из княжен в платье из белоснежного газа, украшенного зелеными лентами, что выгодно оттеняли цвет девичьих глаз. Наденька же, лишь мельком взглянула на свое отражение в большом резном зеркале, и даже не улыбнулась, пребывая в странном для нее состоянии меланхолии и тихой грусти.

- Не по нраву наряд, барышня, али прическу переделать? – звонкий голосок Дуняши, что поправляла туго завитые на папильотки локоны, перевязанные зелеными атласными лентами, словно вернул ее с небес на землю, и девушка, смутившись, лишь отрицательно покачала головой.
- А я знаю, отчего она сегодня такая, - снова подала голос Аннушка, заговорчески подмигнув ставшей чуть по одаль горничной, что в детстве была им верной наперсницей в проказах да играх, - письмо давеча тятеньке пришло, от персоны всем нам известной, а что в письме том никому, кроме него и не ведомо, оттого и грустна, что пишет Павел Григорьевич не ей, а папеньке. Сама того не ожидая, Анна попала точнехонько в цель, отчего Наденька лишь пуще прежнего смутилась, и даже щеками заалела. Неужели ее влюбленность в Трубецкого так бросалась в глаза домашним, что даже сестре про это стало известно. – Попридержите язык, Анна Михайловна…, - она было хотела добавить еще что-то, едкое и даже злое, но ссора была прервана на корню, появившимся в дверях князем, который, расцеловав обеих дочерей по очереди, пенял им, что ежели не поторопятся обе, то опера ныне без них пройдет.

Наденька вышла первой, наградив сестру обиженным взглядом. – Влюбилась, влюбилась, - шепнула Аннушка, заливаясь серебристым смехом.  Князь же, предложив старшей дочери руку, повел ту сквозь анфилады девичьей половины в холл, где собралось ныне все семейство Юсуповых, ожидающее лишь припозднившихся девиц. Сам помог ей на пороге застегнуть салоп, подбитый зеленым бархатом, в тон лентам на девичьем платье, и словно невзначай, спросил: - А что как князь Трубецкой, в столицу воротясь, руки твоей просить станет… знать хочу, прежде, чем разговор тот с ним иметь будем, люб он тебе? Ежели дадите на то свое благославение, я почту за счастье и честь супругой его стать, - на одном дыхании произнесла дивица, и опустила глаза долу, не желая выказывать предательски подступившие к ним слезы. – Полно те, душа моя, если любишь, препятствий чинить не стану, -Михал Львович удовлетворенно кивнул, и сопроводив дочь в карету, уселся рядом, и, стукнув в потолок тростью, дал кучеру указание трогаться с места.

Экипаж, запряженный лихой тройкой, покатил по засыпанному багряной листвой городу, от Английской набережной до самого театра, где ныне давали премьеру Кармен. В обществе только и разговору было нынче, что об опере, и теперь, отринув от себя смятение да грусть, Наденька полностью отдалась счастливому предвкушению волшебства, с коим у нее всегда ассоциировался театр. Диво, но мастера перевоплощения всегда вызывали у нее в душе особый трепет: это же сколько должно быть отмерено таланта, чтобы ежедневно примерять на себя разные роли, проживая на сцене тысячи и тысячи жизней. Даже попытки Анечки продолжить такой неудобный для Надин разговор у всех на виду, не вызвал в ее душе былого раздражения, а младшая из сестер заслужила лишь строгую отповедь матери, что пригрозила отправить Анну обратно в мезонин, коли ведет себя, словно дитя неразумное, даром что летами в пору вошла. Девушка обиженно притихла, и среди семейства наконец-то воцарился мир, а в карете- молчание, которое никому не казалось тягостным.

Они благополучно добрались до театра, миновали створчатые двери и холл, по пути то и дело раскланиваясь со знакомцами,  обмениваясь с ними ничего не значащими репликами о погоде, природе, моде и предстоящей премьере… Каждый здесь был искателем, а ищущий, - всегда обрящет. Блистала в лучах снисканной славы законодательницы мод, ее мать, когда-то первая красавица столицы, Аннушка, едва дыша от восторга, стояла подле нее и улыбалась чуть смущенно молодому поручику, Андрей куда-то запропастился, только Лев был невозмутим и собран, как всегда. Он и занимал ее беседой весь путь до ложи Юсуповых, и казалось, слегка посмеивался над всем этим ажиотажем, созданным вокруг премьеры. Они сели рядом, как всегда бывало в театре, и Наденька, потерявшая нить беседы, принялась рассматривать гостей. Соседняя ложа пустовала, значит ни Ланские, ни Апраксины еще не прибыли, и ей не удастся перемолвиться с  Жюли и словечком. Жаль, весьма жаль. Столько всего хотелось рассказать ей милой кузине Юленьке. – Ты ее знаешь, душа моя? – Надин проследила за взглядом мужчины, и улыбнулась. Неужели ее брат только что пал, сраженный девичьими прелестями юной энжиню? – Которую? Блондинка – княжна Мари Бельская, фрейлина государыни, из хорошего рода, с отменным приданым…рыженькая - графиня Катерина Соболевская...премилая девица, только тут ты, братец, опоздал - сговорена она, после Великого поста под венец пойдет, - да нет же, вон ту, с темными кудрями, -нетерпеливо перебил ее Лев, - однако продолжение разговора не случилось: в ложе появились домашние, и старший из Юсуповых решил до поры молчать, не то, зная неуемный темперамент и стремление к деятельности собственной матушки, рисковал бы собственной свободой, это и к гадалке ходить не надо было. Вот уже пару лет княгиня намеревалась женить старшего сына, да все не могла найти подходящую кандитатку, к коей своенравный Юсупов был бы склонен.
- В антракте посмотрим, что это за дивное создание, вызвавшее столь живой интерес - шепнула она брату, прежде чем в зале погасли свечи, и бордовый занавес поднялся, привлекая к сцене внимание высокородной публики.

Отредактировано Надежда Юсупова (2016-01-11 13:18:21)

+2

5

- А тебе интересно? Увидишь, сейчас начнется, - ответил Анатолий Петрович дочери. Вообще он разделял в плане искусства мнения Государя. Он уже достаточно изучил Императора. За кажущейся грубоватостью, непритязательностью и простотой в нынешнем Царе таился тонкий знаток искусств, коллекционер, покровитель художников и артистов. Государь также понимал толк в музыке, любил произведения Чайковского и поспособствовал тому, чтобы на сцене театров звучала не итальянская опера и балеты, а произведения отечественных композиторов. Он до самой смерти поддерживал русскую оперу и русский балет, получивший мировое признание и почитание. Да, именно так. При всех красотах Кармен он предпочел бы русскую оперу, русский балет, как и Государь. Поэтому поехал неохотно, исключительно ради дочери, которая мечтала попасть на это представление. И ему не нравился легкомысленный, совсем не русский, сюжет оперы. Он слышал, что критика разнесла сей сюжет еще в Париже, в примерно таких выражениях:
Скромные матери, почтенные отцы семейства! С верой в традицию вы привели ваших дочерей и жен, чтобы доставить им приличное, достойное вечернее развлечение. Что испытали вы при виде этой проститутки, которая из объятия погонщика мулов переходит к драгуну, от драгуна к тореадору, пока кинжал покинутого любовника не прекращает её позорной жизни. Это при том, что сам Петр Ильич Чайковский считал иначе, и писал в в 1880 году:
Опера Бизе — шедевр, одна из тех немногих вещей, которым суждено отразить в себе в сильнейшей степени музыкальные стремления целой эпохи. Лет через десять «Кармен» будет самой популярной оперой в мире…
Поэтому он со страхом вел Настю на это представление, наносящее удар ее хрупкой нравственности, которой уже был нанесен удар, когда он изволил взять в жены Наталью Алексеевну, он видел, как страдает дочь, как она отсаживается от них подальше в карете и в ложе, и как она волнуется под взглядами светского общества. Что ж, придется привыкать... Когда стали петь, ему даже понравилось. Ведь это первое представление на русском языке, спасибо, что даже зарубежные произведения сумели заставить звучать по-русски, и все равно, плохо прививать русским такие сюжеты, тем более что Бизе явно, в отличие от Проспера Мериме, сочувствует героине... Как бы дочь тоже не заразилась подобной философией. Это свет. Хоть Государь и дает пример высокой нравственности и верности в браке, свет всегда будет тянуться к соблазну...
  - Только не вздумай решить, что здесь показана жизненная ситуация. Пример Кармен - один из отрицательных. Нет лучше добродетели для девушки, чем чистота и верность. - не удержался он от назидания. - Скоро антракт. Не хочешь пройтись?

+1


Вы здесь » Дворянская жизнь » Санкт Петербург » Немного высокого искусства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC